ФЕНОМЕН АЛАНА ОВАНЕСА

ФЕНОМЕН АЛАНА ОВАНЕСА


В конце 2015 года в академическом издательстве “Гитутюн” на армянском языке вышла в свет интереснейшая книга Музыка Алана Ованеса на перекрестке культур Востока и Запада. Ее автор – музыковед Лилит ЕРНДЖАКЯН, доктор искусствоведения, профессор Ереванской консерватории, хорошо известная по своим предыдущим работам – книгам и статьям, посвященным актуальным темам взаимосвязи и взаимодействия восточной и западной культур. Они ярко демонстрируют направления поисков и главные приоритеты исследователя, с первых же шагов своей деятельности, стремящегося к определению в широком контексте мировых музыкальных взаимосвязей значения и роли армянской музыкальной культуры. Это монографии Из истории армяно-иранских музыкальных связей, Гимн солнцу. Саари в армянской музыкальной культуре, Ашугский любовный сказ в контексте взаимодействия ближневосточного региона.

Идея создать монографию, посвященную Алану Ованесу, родилась у Лилит Ернджакян вместе с открывшимися возможностями работать над этой темой уже в Америке, где в последние несколько лет она жила по полгода, где прекрасно освоила язык и могла ознакомиться с большим литературным и музыкальным биографическим материалом.

Каким же предстал в монографии Ернджакян этот американский армянин, бросивший вызов современным европейским тенденциям, признанный и отторгнутый, известный и неизвестный, которого можно было бы смело назвать загадкой ХХ века? Исследователь раскрывает перед нами композитора очень богатой духовной субстанции, “большинство творений которого порождены религиозными темами и образами”, его уникальной способностью не ограничиваться одной религиозной традицией, а стремиться “в каждой из них постичь непостижимое”…

ПЕРЕД НАМИ ВСТАЕТ ОБРАЗ ЧИСТОГО И ЧЕСТНОГО ТВОРЦА, ЧЕЛОВЕКА страстного, увлеченного разными ликами музыкального восточного мира, их символами. Художника, стремящегося дойти до сути музыкального искусства, коснуться первозданных форм музыкального искусства самых древних стран – Индии, Японии, Южной Кореи, ищущего в этих традициях крупицы того подлинного, чего так жаждала его душа. А она была, в сущности, генетически многострадальной, а потому и жаждущей общения, романтичной и ранимой, отвергающей искусственные модификации во всем – и в жизни, и в искусстве.

Сын армянина – выходца из Западной Армении и шотландки, он рано проявил свой музыкальный дар, в 4 года играл на фортепиано, в 14 – был автором двух опер. Отец познакомил его с песнями Комитаса, рассказал о его судьбе. Далее Алан Ованес учился в престижном музыкальном колледже “Тафт” в Бостоне, а этот город вместе с Чикаго были к тому же и джазовыми центрами. Он юношей посетил Яна Сибелиуса, который был его кумиром, учился в Бостонской консерватории, но навсегда чистота комитасовских песен и армянской средневековой монодии служили ему камертоном искренности, подлинности и духовности, в освещении которых многое в современной музыке представлялось крайне искусственным и фальшивым. Отсюда его осмысленные с целью поисков первозданности изучения древних культур путешествия в Индию, Малую Азию, Японию, Южную Корею, обучение игре на старинных индийских и азиатских народных инструментах, сочинение произведений в этих традициях и упоение горизонтальной линией мелодии, что дало основание известному американскому композитору Луи Харрисону назвать Алана Ованеса “величайшим мелодистом ХХ века”.

Алан Ованес считается одним из самых плодовитых композиторов современности. Им созданы 67 симфоний, несколько опер и несколько балетов, около 50 сочинений для оркестра и солирующего инструмента, он автор множества сонат для фортепиано и для органа, произведений, написанных для национальных инструментов Индии, Индонезии, Японии, Южной Кореи… Эти сочинения в пору его пребывания в этих странах исполнялись местными музыкантами и оркестрами и имели большой успех.

В АМЕРИКЕ ОТНОШЕНИЕ К ЕГО МУЗЫКЕ БЫЛО НЕРОВНЫМ. ЕГО ХВАЛИЛИ И КРИТИКОВАЛИ, но факт остается фактом: его произведения исполняли выдающиеся музыканты. Так, дирижером, представившем публике его Первую симфонию, был Леопольд Стоковский. Он же исполнил и Вторую, и Третью симфонии Алана Ованеса, а также и Пятнадцатую. Сергей Рахманинов включал в свои программы его произведение “Таинственная флейта”, а в 60-е годы Мстислав Ростропович с Бостонским симфоническим оркестром исполнил его Тридцать шестую симфонию.

Алан Ованес известен также и тем, что беспощадно уничтожал свои сочинения, целые симфонические партитуры, если они не удовлетворяли его. Он легко переходил с одного стиля на другой, стремился объять весь мир вместе с армянским и своей музыкой провести некую вселенскую природно-символическую линию в произведениях “Гора Арарат”, “Таинственная гора”, Третья симфония, “Горы Гавайских островов”, “Японская горная гряда”…

Автор книги справедливо отмечает, что идеи произведений Алана Ованеса перерастали их конкретное содержание, оказывались проникнуты мистическим духом, чувством ностальгии. “Даже армянскую духовную музыку, – пишет она, – Алан Ованес выводит и за пределы церкви, и за рамки армянской музыки, представляя ее как современный музыкальный материал”.

Настроив против себя круг передовой музыкальной общественности Америки, которая увлекалась и пропагандировала новую музыку Запада, Алан Ованес оказался в этой среде отшельником. Тем более он стал героем новой музыкальной реальности. Это в свое время почувствовал глубокий знаток творчества Комитаса, профессор Ереванской консерватории Роберт Атаян, передав заинтересованное отношение к Алану Ованесу в наследство своей ученице – Лилит Ернджакян. Отшельничество, уход в свою историю, интерес к древним культурам Востока, экономность выразительных средств, подчернутую простоту изложения музыкального материала, стремление к первозданной чистоте мелодий, образов и чувств Лилит Ернджакян объясняет философскими воззрениями Алана Ованеса. Она подчеркивает это свое убеждение выбором в качестве эпиграфа к книге слова Алана Ованеса: “Я хотел бы принадлежать всем векам и всем временам; художник всегда стремится выйти из своего времени и присутствовать в будущем…”

В 1965 году Алан Ованес посетил Грузию и Армению. Здесь он общался с композиторами, музыковедами, журналистами, подарил Музею литературы и искусства им. Чаренца старинные манускрипты, доставшиеся ему от отца, и приобретенные им. Лилит Ернджакян сполна использовала возможность раскрыть по-новому и широко образ Алана Ованеса в сегодняшнем музыкальном мире, создав очень глубокую музыкальную книгу, кстати, богато иллюстрированную интересными нотными примерами. Остается пожелать, чтобы это новое напоминание об Алане Ованесе, талантливое научное объяснение его феномена было бы подтверждено исполнением в Ереване его лучших произведений.

Маргарита Рухкян
Голос Армении


Нравится? Поделитесь с друзьями!

2 shares

Какова ваша реакция?

Нравится Нравится
0
Нравится
Не нравится Не нравится
0
Не нравится
Скучно Скучно
0
Скучно
Супер Супер
0
Супер
Важно Важно
0
Важно
Интересно Интересно
0
Интересно
Рекомендую Рекомендую
0
Рекомендую

0 Комментарии

На сайте ручная модерация. Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Send this to a friend